Как учитель английского языка из Перми стал командиром танка

0
37

Как учитель английского языка из Перми стал командиром танка

Роман Назаров признается, что готов отправиться на передовую хоть сейчас

статья из сюжета Спецоперация РФ на Украине Педагог из Перми Роман Назаров, как и многие его земляки, не остался в стороне от происходящего на Украине. Подписав краткосрочный контракт, в мае он отправился в зону проведения спецоперации, и оказался в Марьинке, где в это время шли ожесточенные бои. Дома 48-летнего пермяка остались ждать жена и дети, к которым он вернулся спустя три месяца живым и здоровым. О службе и боях Назаров рассказал корреспонденту URA.RU.

— Как вы приняли для себя решение поехать на СВО?

— Когда началась спецоперация, я для решил, что не останусь в стороне. По образованию я педагог и для меня самое страшное, это когда гибнут дети. Поэтому в мае я пришел в военкомат Индустриального и Дзержинского районов Перми, подписал контракт на три месяца, и поехал на передовую.

Как учитель английского языка из Перми стал командиром танка

Учитель на гражданке, Роман Назаров отправился в зону СВО, прошел обучение и на передовой был назначен командиром танка

— Где именно служили на передовой?

— Вначале я прибыл в 102-й полк, который находится в Ростовской области. Оттуда нас доставили в ЛНР, а там сказали, что нужны танкисты. Так я оказался в танковом батальоне. Боевого опыта у меня не было, я проходил срочную службу в авиации, но в ЛНР нас всему научили. Опытные командиры, которые закончили Казанское танковое училище, очень серьезно нас «гоняли». Было сложно, но мы справились. Первое время был командиром на Т-62. Мы его нарекли «уральцем» в честь Уральского добровольческого танкового корпуса. Потом уже пересел на Т-72. В экипаже со мной служили еще два человека. Сначала мы были в ЛНР под Попасной, затем нас перебросили под Марьинку. Наиболее тяжело там приходилось.

 — Расскажите о том, как проходил боевой день вашего экипажа

 — В начале дня мы загружали танк боекомплектом, заправляли под завязку топливные баки и должны были в любой момент выдвинуться на позицию в составе танкового взвода (три единицы). Нам давали указание цели, мы прибывали на место, отстреливали весь боекомплект (в Т-72 загружается 22 снаряда), и сразу же отходили назад. После на штурм позиций врага шла пехота. Потом дозагрузка и по новой.

 — Как вашему экипажу удавалось оставаться неуязвимым для противника?

Сохранить жизнь свою, и товарищей — главная задача. Ну, и чтобы машина осталась цела. Как только мы отстреливались, командир взвода дает команду «отход». Три минуты, и мы должны были покинуть позицию. Потому что сразу по тому месту, где мы только что стояли, начинала работать их [ВСУ] артиллерия.

 — Был ли у экипажа какой-то ритуал перед тем, как выдвинуться на задание? Что помогало выжить в бою?

 — У экипажа нет, но я читал молитву православного воина. Когда стояли в Стаханове [ЛНР], заходил в церковь. Батюшка мне подарил Евангелие. Я его читал, когда была свободная минута. Скажу, что с верой не так страшно идти в бой.

Как учитель английского языка из Перми стал командиром танка

Пермяк Роман Назаров (на переднем плане) и его экипаж

— Что большое всего потрясло, запомнилось за время несения службы?

— Потрясли разбитые школы. То, что я там видел, чувствовал, описывал в стихах. Мне на фронте даже позывной дали «поэт». Запомнился очень один момент: когда уже нас выводили (это было в сентябре). Мы ехали по территории ДНР и остановились у магазина. А там детский сад с разбитыми окнами. Внутри висят детские рисунки, а внизу красками надпись «бомбоубежище» и стрелка, которая на него указывала. Вот это очень тяжело было видеть.

— В начале нашего разговора вы сказали, что ваша профессия связана с преподаванием. А чем сейчас занимаетесь?

— У меня два образования. Я закончил институт физкультуры в Чайковском (бакалавриат и магистратуру) Тема моей магистерской диссертации «военно-прикладная подготовка подростков». Я даже вел военно-спортивный клуб «Русич» при детско-юношеской школе армейского рукопашного боя. А вообще, военно-патриотическим воспитанием занимаюсь с 2014 года. И всегда своим воспитанникам говорил: если надо будет, я сам [на фронт] пойду. Разве мог я детей обмануть? Вторая моя специальность: преподаватель английского языка. Сейчас работаю в школе «Синтез», коллеги уговаривают меня остаться. С другой стороны — там [на передовой] наши парни… В любом случае, в любой момент я готов уехать на спецоперацию.

Спецоперация российской армии ведется на территории Украины с 24 февраля. Президент России Владимир Путин назвал ее вынужденной мерой и заявил, что она направлена на денацификацию и демилитаризация этой страны, защиту мирного населения Донбасса от преступного киевского режима.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Тысячи пермяков читают наши новости в Telegram! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Большая Пермь».

Как учитель английского языка из Перми стал командиром танка

Педагог из Перми Роман Назаров, как и многие его земляки, не остался в стороне от происходящего на Украине. Подписав краткосрочный контракт, в мае он отправился в зону проведения спецоперации, и оказался в Марьинке, где в это время шли ожесточенные бои. Дома 48-летнего пермяка остались ждать жена и дети, к которым он вернулся спустя три месяца живым и здоровым. О службе и боях Назаров рассказал корреспонденту URA.RU. — Как вы приняли для себя решение поехать на СВО? — Когда началась спецоперация, я для решил, что не останусь в стороне. По образованию я педагог и для меня самое страшное, это когда гибнут дети. Поэтому в мае я пришел в военкомат Индустриального и Дзержинского районов Перми, подписал контракт на три месяца, и поехал на передовую. — Где именно служили на передовой? — Вначале я прибыл в 102-й полк, который находится в Ростовской области. Оттуда нас доставили в ЛНР, а там сказали, что нужны танкисты. Так я оказался в танковом батальоне. Боевого опыта у меня не было, я проходил срочную службу в авиации, но в ЛНР нас всему научили. Опытные командиры, которые закончили Казанское танковое училище, очень серьезно нас «гоняли». Было сложно, но мы справились. Первое время был командиром на Т-62. Мы его нарекли «уральцем» в честь Уральского добровольческого танкового корпуса. Потом уже пересел на Т-72. В экипаже со мной служили еще два человека. Сначала мы были в ЛНР под Попасной, затем нас перебросили под Марьинку. Наиболее тяжело там приходилось.  — Расскажите о том, как проходил боевой день вашего экипажа  — В начале дня мы загружали танк боекомплектом, заправляли под завязку топливные баки и должны были в любой момент выдвинуться на позицию в составе танкового взвода (три единицы). Нам давали указание цели, мы прибывали на место, отстреливали весь боекомплект (в Т-72 загружается 22 снаряда), и сразу же отходили назад. После на штурм позиций врага шла пехота. Потом дозагрузка и по новой.  — Как вашему экипажу удавалось оставаться неуязвимым для противника? Сохранить жизнь свою, и товарищей — главная задача. Ну, и чтобы машина осталась цела. Как только мы отстреливались, командир взвода дает команду «отход». Три минуты, и мы должны были покинуть позицию. Потому что сразу по тому месту, где мы только что стояли, начинала работать их [ВСУ] артиллерия.  — Был ли у экипажа какой-то ритуал перед тем, как выдвинуться на задание? Что помогало выжить в бою?  — У экипажа нет, но я читал молитву православного воина. Когда стояли в Стаханове [ЛНР], заходил в церковь. Батюшка мне подарил Евангелие. Я его читал, когда была свободная минута. Скажу, что с верой не так страшно идти в бой. — Что большое всего потрясло, запомнилось за время несения службы? — Потрясли разбитые школы. То, что я там видел, чувствовал, описывал в стихах. Мне на фронте даже позывной дали «поэт». Запомнился очень один момент: когда уже нас выводили (это было в сентябре). Мы ехали по территории ДНР и остановились у магазина. А там детский сад с разбитыми окнами. Внутри висят детские рисунки, а внизу красками надпись «бомбоубежище» и стрелка, которая на него указывала. Вот это очень тяжело было видеть. — В начале нашего разговора вы сказали, что ваша профессия связана с преподаванием. А чем сейчас занимаетесь? — У меня два образования. Я закончил институт физкультуры в Чайковском (бакалавриат и магистратуру) Тема моей магистерской диссертации «военно-прикладная подготовка подростков». Я даже вел военно-спортивный клуб «Русич» при детско-юношеской школе армейского рукопашного боя. А вообще, военно-патриотическим воспитанием занимаюсь с 2014 года. И всегда своим воспитанникам говорил: если надо будет, я сам [на фронт] пойду. Разве мог я детей обмануть? Вторая моя специальность: преподаватель английского языка. Сейчас работаю в школе «Синтез», коллеги уговаривают меня остаться. С другой стороны — там [на передовой] наши парни… В любом случае, в любой момент я готов уехать на спецоперацию. Спецоперация российской армии ведется на территории Украины с 24 февраля. Президент России Владимир Путин назвал ее вынужденной мерой и заявил, что она направлена на денацификацию и демилитаризация этой страны, защиту мирного населения Донбасса от преступного киевского режима.