Реформа ценообразования: будет ли достигнута экономия бюджетных средств?

0
38

Реформа ценообразования: будет ли достигнута экономия бюджетных средств?

Реформа ценообразования в строительстве крайне необходима, однако в ходе ее реализации у экспертов отрасли возникли обоснованные опасения, что цели реформы не только не будут достигнуты, а даже наоборот, приведут к росту стоимости государственных строек и многочисленным нарушениям.

Разобраться в ситуации мы попытались вместе с президентом Союза инженеров сметчиков Павлом Горячкиным:

— Павел Владимирович, так, может быть, вообще не стоило затевать такую спорную реформу в ценообразовании?

— Принципиальные решения о внедрении Федеральной государственной информационной системы ценообразования ФГИС ЦС и переходе на ресурсную модель ценообразования в строительстве приняты и юридически закреплены в Градостроительном кодексе и постановлениях Правительства. И сейчас нет смысла обсуждать целесообразность и обоснованность принятых государством решений. А вот детали и методы – об этом стоит очень серьезно поговорить!

Не подвергая сомнению цели и задачи реформы, тем не менее в ее организационную и методическую составляющие необходимо внести серьезные коррективы. Один из вопросов состоит в том, чем и как мы будем наполнять ФГИС ЦС. Конечно, нужно собирать информацию о стоимости строительных ресурсов, в том числе в региональном разрезе, и она должна быть доступной. Более того, мы сейчас говорим о создании общероссийского реестра товаров и услуг в свете реформирования системы государственных закупок, что тоже правильно. Но там есть понятие «референтные цены». То есть мы создаем систему мониторинга и даем какие-то ориентиры, в первую очередь для государственных заказчиков, чтобы они могли ориентироваться в море цен. Существует ограниченный перечень товаров и услуг, цены на которые регулируются государством – отдельные виды лекарств, хлеб, ЖКХ, проезд в городском транспорте и т.д. Все остальные цены должны носить референтный характер и служить определенным ориентиром. И если чье-то предложение выбивается из общего референтного уровня, тогда возникают вопросы к производителю, поставщику или подрядчику, потому что нужно бороться как с демпингом цен, так и с их завышением.

Но Минстрой России хочет сделать цены из ФГИС ЦС инструментом расчетов за выполненные работы, а это вещи недопустимые, это в корне противоречит законодательству. Позиция Союза инженеров сметчиков состоит в том, что эти цены должны быть референтными и лимитными, то есть, определяя объемы финансирования и начальную (максимальную) цену контракта, эти цены могут использоваться на начальном этапе, когда неизвестен исполнитель, не известна сырьевая база и другие параметры. То есть на стадии определения начальной цены эти сметные цены строительных ресурсов можно использовать, но при расчете за сделанные работы – ни в коем случае.

Мы же не случайно подняли вопрос о том, что в последние несколько лет строительство накрыла волна уголовных дел, каждый день – новые «посадки». За последние два года более 30% руководителей строительных министерств регионов арестованы и находятся под следствием, кроме того, арестовывают вице-губернаторов, директоров департаментов, а также руководителей со стороны заказчика, мэров городов. Каждое второе уголовное дело связано со стройкой! Там и хищения, и завышение цен, и сговор, и подлог – полный набор! Конечно, это создает определенный негативный фон.

При этом перед федеральными структурами поставлена задача усиления контроля за эффективным использованием бюджетных средств. Счетная Палата рвется в бой, расширяются контрольные функции Федерального казначейства в системе государственных закупок. Но что строители понесут в Федеральное казначейство как доказательство обоснованности смет? ФГИС ЦС? Для Минэкономразвития России и Минфина России, а тем более, для Казначейства это не аргумент.

К примеру, Федеральное казначейство при сопровождении государственных контрактов имеет право проверить:
— соответствие объемов исполнения контракта по документам и по факту,
— соблюдение предусмотренных сроков,
— факт поставки товара (приемку могут зафиксировать с помощью фото- и видеосъемки),
— соответствие цены товара его себестоимости по структуре затрат,
— размер прибыли на соответствие предельному размеру прибыли, установленной контрактом.

Минстрой никак не может понять, что он – отраслевое министерство, а Минэкономразвития, Минфин и Казначейство будут руководствоваться Бюджетным кодексом и понятием себестоимости.

— Какой же смысл во ФГИС ЦС, если она не соотносится ни с Бюджетным кодексом, ни с принципами межбюджетных отношений?

— Смысл этой системы состоит в том, что она должна помочь объективно определить начальную (максимальную) цену контракта, чтобы в дальнейшем был виден или демпинг при понижении цены, или, напротив, превышение стоимости строительства. Строители могут покупать стройматериалы по любым ценам, но если их затраты превышают начальную цену контракта больше, чем на 10%, то в соответствии с законодательством государство будет разбираться, что и как произошло. То есть цены из ФГИС ЦС должны служить ориентиром и элементом сдерживания цены строительства. А сейчас мы видим совсем другую картину: цена и акты выполненных работ будут вестись по нормам ФГИС ЦС, а бухгалтерский производственно-хозяйственный учет исполнитель работ будет вести совсем по другим ценам.

— Как такое может быть?!

— Может! Потому что в соответствии с Градостроительным кодексом для определения стоимости строительства сметчик обязан использовать цены ФГИС ЦС. Например, рассчитывается стоимость кирпичной кладки и в акт выполненных работ заносится  стоимость кирпича, раствора, всяких вспомогательных материалов, машины и механизмы, причем на эти работы будет записан башенный кран, хотя по факту может быть и подъемник, и лебедка, и просто доставка вручную.

— Но откуда тогда возьмется башенный кран?

— Потому что в государственных элементных сметных нормативах (ГЭСН) на кирпичной кладке записан только башенный кран, и в соответствии с методиками Минстроя сметчик не имеет права заменить этот механизм. В чем основная ошибка Минстроя? В том, что провозгласив ресурсный метод и сделав это лозунгом, они продолжают мыслить системой базисно-индексного метода, который действует сейчас. Все сметчики  прекрасно знают, что в этих работах и этих нормативах сидит башенный кран, но сейчас он завуалирован, цены на кирпичную кладку выражены в рублях. А в ресурсной системе все становится открытым до последнего гвоздя – материалы, машины и механизмы.

— Но тогда никакой объективной цены в принципе не будет!

— Конечно! Например, руководство школы захочет поменять окна и поставить пластиковые  — и сметчик обязан будет взять расценки на фасадные работы, где будет указан не герметик или строительная пена, а сурик, пакля, ветошь и оконная замазка, поскольку все это сидит в новой системе! Конечно, мы никогда не сможем создать идеальные сметные нормативы, они всегда строятся по методу усреднения, но когда у нас ставится стеклопакет, а в акте написаны пакля и замазка – это абсурд!

Вот в этом достоинство и одновременно проблема ресурсного метода – сразу все становится видно.

— Но тогда разработчики должны были на этапе формирования классификатора строительных ресурсов вносить в него реальные материалы и технологии, а также провести ревизию ГЭСН?

— Я много раз говорил, что прежде чем переходить на ресурсный метод, нужно обновить базу, а потом двигаться дальше, а мы начали не с того конца. В какую ситуацию сегодня поставлен инженерно-технический персонал из-за противоречия между ГЭСН и реальными ценами? Раньше  по законодательству за финансовые и налоговые нарушения отвечали генеральный директор и главный бухгалтер. Сегодня в связи с принятыми поправками любые должностные лица, которые в системе государственных закупок приняли работу и подписали акт, являются лицами, потенциально подлежащими уголовной ответственности.

На стройке ведется много журналов производства работ, акты на скрытые работы и т.д. – и все эти ведомости инженер будет заполнять в соответствии с фактом. И если у него на кирпичной кладке работал не башенный кран, а лебедка, он так в журнале работ и запишет. То же касается и материалов, потому что бухгалтерия ведет их реальный учет: у нее есть договор поставки, товарно-транспортные накладные, какие материалы куплены и по каким ценам. И во всей этой первичной документации отражается именно фактическое состояние стройки.

А сметчика сегодня это уже не интересует, у него есть ФГИС ЦС с ее усредненными обязательными ценами и ГЭСН. То есть вся реальная документация будет формироваться по одним правилам и по действующему законодательству, а сметчик будет выставлять цену в соответствии со ФГИС ЦС, и ничего другого ему не нужно.

— А как же свести эти два потока документов?

— А их невозможно свести, потому что они не сходятся. Теоретически конечные цифры на все стройматериалы «в куче» в итоге могут сойтись, но конкретные составляющие внутри сойтись не могут никогда.

— Тогда какой же смысл затеянной реформы?

— А этого никто из сметчиков не понимает. И если в компанию, которая работает на госзаказе, придет проверяющая структура из МВД или ФСБ, вот тогда у нее встретятся все, но под следствием.

Например, представители МВД могут назначить строительно-техническую экспертизу, которая ответит им на следующие вопросы: какие материалы были уложены и уложены ли вообще, сколько этих материалов было уложено, какое качество этого материала, соответствуют ли марки материалов заявленным и соответствуют ли выполненные работы проектным решениям, не было ли перерасхода. С другой стороны, компанию будут проверять специалисты, которые назначат бухгалтерско-экономическую экспертизу, которая возьмет первичную документацию и определит, по какой цене куплены какие материалы.
А в акте выполненных работ могут быть совсем другие материалы и другие цены. И что, дальше сметчик и руководитель предприятия будут рассказывать проверяющим из МВД и ФСБ, что у нас в стране есть Минстрой России, у которого есть методики по определению стоимости строительных материалов, и в соответствии с методикой компания была обязана поставить цену из ФГИС ЦС? И что в соответствии с методикой, несмотря на то, что перемещение материалов было с помощью лебедки, мы обязаны были писать башенный кран? Кто их будет слушать, если налицо прямой подлог и мошенничество? В этой ситуации любой директор выглядит очень скверно, и любой суд встанет на сторону проверяющих.  Вы думаете, Минстрой будет такого директора защищать? Нет, конечно!

Еще один пример: при передаче объектов на казначейское сопровождение показываются накладные расходы в рублях, а в методиках Минстроя России накладные расходы учитываются в процентах. И Казначейство отказывается  оплачивать акты выполненных работ, пока не будет  представлена реальная структуру накладных расходов — и никакие ФГИС ЦС их не интересуют, и Минстрой им не указ. Федеральное казначейство сейчас будет влезать в структуру себестоимости строительства и отслеживать обоснованность расходования каждого рубля, и поэтому до внедрения системы ФГИС ЦС все эти вещи нужно увязать.

Сегодня Минстрой оказался в двояком положении – являясь по сути отраслевым министерством, он входит в противоречие в ведущими министерствами и лезет в их компетенции. Представители Минстроя часто говорят, что ресурсный метод  — это система, которая сделает стройки прозрачными, что все встанет на свои места. Конечно, сделает «прозрачными» — для проверяющих и контролеров! Все остальное произойдет с точностью до наоборот, потому что система формируется криво, а цены становятся обязательными.

Кроме того, я еще несколько лет назад говорил, что если взять все крупные бюджетные стройки, пересчитать их стоимость ресурсным методом, то  в 99% случаев смета окажется на 15-20% дороже. Поэтому есть очень высокая вероятность, что ресурсный метод «в версии» Минстроя России приведет к резкому увеличению государственных расходов.

Также нет и никакой экономии и у подрядчика – откуда она появится, если подрядчик купил материал по одной цене, а в акте совершает фактически подлог и просит оплатить по другой цене? Экономия может появиться только в том случае, если материал купили по более низкой цене, но соответствующего качества и марки – и в акте показали реальную цену. А когда кирпич по смете из ФГИС ЦС проходит по 200 рублей, строители купили его по 100 рублей, а в акте опять предъявили 200 рублей – это не экономия, это хищение! И сейчас методики Минстроя рекомендуют поступать именно так.

— Можно ли каким-то образом исправить эту систему? Сейчас в Минстрое созданы рабочие группы, вносятся какие-то изменения, или все это косметические усилия?

— По  моему мнению, деятельность рабочих групп крутится вокруг второстепенных вопросов, а системные вопросы никто не рассматривает. К тому же Минстрой уже неоднократно переносил сроки внедрения этой реформы, и ничего не случилось, многие даже вздохнули с облегчением. Сегодня необходимо решить именно системные вопросы, потому что ни  один вопрос в реформе ценообразования сейчас не является до конца понятным и решенным, начиная от заработной платы на стройке. А здесь масса проблем.

— Однако, судя по выступлениям представителей Главгосэкспертизы, которая отвечает за ФГИС ЦС, в системе все хорошо, и реформа идет по плану. Они что, не слышат мнение экспертов?

— Это очень хороший вопрос, давайте разбираться. У нас есть вопросы методологии и государственной политики в области ценообразования в строительстве, которые вырабатывает Минстрой. В Минстрое этим занимается курирующий замминистра и соответствующие департаменты. Было принято решение расформировать федеральный центр по ценообразованию в строительстве и весь этот блок передать в Главгосэкспертизу. Этим сейчас в ГГЭ занимается несколько департаментов. Кроме того, у Главгосэкспертизы уже более 10 лет есть функции проверки достоверности сметной стоимости строительства. Этим занимаются другие подразделения, и они проверяют, чтобы все расценки соответствовали государственным нормативам.

Главгосэкспертизе, в принципе, стало проще, и поэтому у них,  возможно, все хорошо. А в целом за работу ФГИС ЦС и результаты будет отвечать не Главгосэкспертиза, а Минстрой России – в соответствии с поручением Президента России по итогам заседания Госсовета в 2015 году. А ведь к моменту проведения Госсовета Главгосэкспертиза вообще никакого отношения к этому не имела, так что поручения по итогам Госсовета, которые Минстрой сам себе и выдумывал, теперь исполняют совсем другие люди.

И что самое плохое – обязательность применения сметных цен из ФГИС ЦС теперь прописана в Градостроительном кодексе. Зачем это нужно было делать? Ведь система ценообразования очень гибкая, ее нужно постоянно подстраивать под реальность – а закон так просто не изменишь, это в целом весьма длительная процедура. Так что новому министру строительства подбросили целый букет проблем.

— У меня такое ощущение, что собранную информацию по ценам  Главгосэкспертиза почему-то опасается открыть…

— Есть все основания полагать, что сметы, рассчитанные по ценам ФГИС ЦС, окажутся значительно выше фактических цен. Есть большая вероятность того, что крупные производители и поставщики будут предлагать крупным покупателям цену ниже той, что указана во ФГИС ЦС. То есть может возникнуть ситуация, когда фактические закупки и транспортные затраты "пройдут" по заниженным ценам и совсем у других производителей и поставщиков, а учтены в сметной документации и предъявлены к оплате в составе объема выполненных работ будут цены только тех производителей, которые включены в ФГИС ЦС и являются добросовестными производителями. Получается, что фактически будут поощряться контрафакт и серые схемы в материально-техническом обеспечении государственных строек!

Также наши расчеты показали, что если на региональном уровне в части привозных материалов отказаться от данных официальных торговых представителей и дистрибьюторов предприятий-производителей, как это сейчас предусмотрено в ФГИС ЦС, то расчетные полные сметы цены (с учётом доставки из других регионов) будут значительно превышать реальные рыночные цены, по которым возможно приобретение в регионе данных материалов.

В заключение ещё раз подчеркну: необходимо оставить обязательность применения сметных цен строительных ресурсов из ФГИС ЦС только для разработки сметной документации и определения начальной (максимальной, лимитной) сметной стоимости — для формирования максимальной цены контракта, при размещении заявки.

А сейчас, к чему ни прикоснись, какой вопрос ни задай – сплошные проблемы. Не представляю, как Минстрой России со всем этим будет разбираться. Тем более, что после ввода этой системы могут начать срываться национальные программы по строительству объектов за деньги бюджета, потому что их невозможно будет обсчитать. А тем более, когда на контроль бюджетных средств и строек придет Федеральное казначейство.

Лариса Поршнева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here