Михаил Викторов: «СРО Союз «МООСС» — на защите интересов строительных компаний»

0
5

Михаил Викторов: «СРО Союз «МООСС» - на защите интересов строительных компаний»

НОСТРОЙ — 10 лет!

В начале декабря Национальное объединение строителей отметит свое десятилетие. С его созданием началось реальное становление системы СРО в строительной отрасли. Михаил Викторов, председатель Совета СРО Союз «Межрегиональное объединение организаций специального строительства» — один из тех, кто стоял у истоков саморегулирования. Туда ли пришла созданная 10 лет назад система, и как себя чувствует в ней возглавляемая им СРО?

— Михаил Юрьевич, в ноябре мы отметили 10 лет со дня Всероссийского съезда СРО, на котором было создано Национальное объединение строителей. Одним из главных организаторов и учредителей тогда выступила СРО Союз «МООСС». А с чем подходит СРО номер один к этому 10-летнему юбилею?

— Прежде всего, я хочу отметить, что мы прошли этот путь достойно и без потерь. Деньги строителей, собранные в компенсационном фонде, сохранены полностью, а компании – наши члены не причиняли за эти годы нам каких-то серьезных потрясений. Конечно, реформа 2017 года значительно сократила в СРО «МООСС» количество организаций специального строительства, но к нам влились лифтовики и застройщики, и мы по-прежнему чувствуем себя весьма уверенно.

Наша СРО – Совет, компании и дирекция — прошли все перипетии реформы и проверок в числе первых, причем без замечаний. Можно считать, что на нас  обкатывали все новеллы саморегулирования, те или иные требования, которые заложила реформа 2017 года. А дальше мы продолжили заниматься работой в интересах наших членов. Ведь, если обернуться на 10 лет назад и вспомнить, ради чего, а самой главное – ради кого мы задумывали и делали систему саморегулирования, то ответ очевиден – ради строительных компаний! И мы хотели, чтобы система СРО была не только регулятором и контролером, но и защитником и проводником чаяний своих членов.

Поэтому в этом году мы развиваем программы, связанные с повышением информационной и юридической защиты наших членов. Прежде всего, большинство наших компаний волнуют вопросы госзаказа, потому что совсем недавно изменилось законодательство, наработаны первые практики, и наши члены хотят знать, как работать в новых условиях. Мы провели учебный семинар с участием высокопрофессионального лектора-практика, который дал соответствующие разъяснения и рекомендации. Для наших компаний это очень ценно, и мы уже получаем благодарности за эту работу. Есть и еще горячие темы – ценообразование, организация контрольной деятельности, регистрация прав на недвижимое имущество, межевание земельных участков, кадастрирование. Понятно, что у каждой темы есть своя аудитория, но нужно понимать, что даже наши 240 организаций имеют очень разнообразный опыт как промышленного, так и жилищного строительства, поэтому на каждый семинар набирается своя аудитория от 30 до 50 человек.

Конечно, хотелось бы, чтобы это делалось не только в рамках СРО «МООСС», а на общемосковском уровне, по линии и программам Национального объединения строителей.

В этом плане мы усиливаем наше взаимодействие с НОСТРОем, предлагаем тематику мероприятий и конструктивные решения, по-хорошему критикуем и активно стремимся обратить внимание коллег и партнеров на интересы и нужды не СРО, а именно строительных компаний. Процесс идет, не всегда так активно, как нам хотелось бы, но я надеюсь, что десятилетний рубеж создания НОСТРОЙ будет придавать его нынешнему руководству дополнительный импульс для расширения круга  полезных дел в рамках системы СРО. Я считаю, что наш опыт – это пример для тиражирования, в том числе и на общероссийском уровне.

— То есть СРО Союз «МООСС» реально полезна своим членам?

— Да, полезна. Во-первых, у нас идет постоянный диалог с нашими членами, мы стараемся выполнять все их просьбы, помогать с решением проблем. Ни одна просьба не остается без внимания. Поэтому на общем собрании люди подходят, благодарят – это всегда приятно. Второе – мы всегда готовы вклиниться в любую конфликтную ситуацию у наших членов. Другое дело, что наши компании очень серьезно прорабатывают вопросы, не допускают ошибок и нарушений. Но я настаиваю и буду настаивать на превентивных мерах, когда мы стараемся дать нашим компаниям актуальную информацию заранее, чтобы они были предупреждены и вооружены знаниями и могли действовать уверенно, осознанно и без ошибок.

Отдельно можно остановиться на наградных процедурах, потому что я считаю, что в канун праздников или юбилеев компаниям крайне важно поощрять рядовых сотрудников, ветеранов, молодежь. Государственным наградам сейчас вновь уделяется большое значение, в ряде наград имеются определенные льготы. Мы тоже этим занимаемся, потому что нашим компаниям это нужно. Готовы поделиться этим опытом на любом уровне.

— Вы упомянули, что прошли реформу СРО без потерь, однако отношение к этой реформе весьма скептическое. Как теперь оказывается, очень многие негативные ее последствия не были просчитаны…

— Да, вы правы, тем более что очень многие критические замечания, которые высказывались на старте реформы, сейчас подтверждены 2-3-летней практикой. Что мы имеем по факту сейчас? Отсутствие специализации, анонимность и безответственность подрядчика, выбытие широкого круга подрядных организаций из сферы ответственности СРО –  все это не способствует повышению качества и безопасности в строительстве. 10-летний юбилей – это хорошая возможность, с одной стороны, подвести положительные итоги работы, а с другой стороны, признать ошибки и исправлять их.

Еще одна очень противоречивая тема – компенсационные фонды СРО. Вокруг нее уже столько сломано копий, но практика показывает, что этот институт реально не работает. Давайте вернем страхование ответственности строительных компаний и уберем компфонды! Считаю, что этой теме нужно посвятить отдельную дискуссию на самом высоком уровне. Ведь страхование работало и работает, объекты страховались и были прекрасно защищены, страховые компании выплачивали страховые выплаты, в том числе и при нанесении ущерба от стихийных бедствий. Зачем нужно было уничтожать этот механизм? Это, несомненно, негативный итог реформы СРО.

— Вы стояли у истоков создания системы СРО. Соответствует ли она сегодня тем задумкам, которые были 10 лет назад?

— Надо понимать, что система саморегулирования задумывалась даже не 10 лет назад, а 12 или 14, причем на волне очень существенных, принципиальных изменений в экономике страны. В тот момент министерство экономики во главе с Германом Грефом было одним из серьезнейших и эффективнейших реформаторов. Причем все, что говорилось и намечалось, потом активно делалось – и сокращение административных барьеров, и прекращение лицензирования, и переход отрасли на самоуправление.

Конечно, многое в тот момент задумывалось как некая идеальная схема, которую мы потом стремились быстро претворить в жизнь. Но потом российская специфика начала менять эту кристально чистую, демократичную схему. Да, управление отраслью было передано в руки самих строителей, но мы с самого начала предупреждали, что определенные болячки и изъяны могут перекочевать из системы лицензирования в саморегулирование вместе с многочисленной армией посредников и коммерсантов, для которых суть лицензирования была коммерческой и продажной. Но, несмотря на то, что мы об этом предупреждали, законодательный фильтр поставлен не был. И уже в первые два года стало очевидно, что болезнь коммерциализации стала вытравливать систему  СРО изнутри и снижать ее эффективность. Но быстро отреагировать и законодательная, и исполнительная власть не смогла — проблемой серьезно занялись только на восьмой год существования СРО. Так что в этой части система СРО потеряла не меньше четырех лет.

Наверно, за последние годы из саморегулирования и из Нацобъединения как верхушки это системы ушла демократичность. Вспомните, по сколько часов шли первые съезды НОСТРОя – это было, действительно, событие для отрасли, на которое съезжались со всей страны почти по тысяче участников! Потому что была дискуссия, обмен мнениями, интересная повестка дня. А как ярко и жестко выступали участники съездов! И самое главное, что руководство НОСТРОя никого не останавливало и не репетировало выступления заранее. Но когда съезды проходят за один час – они становятся никому не интересны и ни на что не влияют. Возникает вопрос: а зачем приезжать, зачем участвовать? И в последние годы было видно, что вместо первых лиц СРО стали приезжать технические сотрудники – юристы, заместители, которые просто голосуют за набор документов. Формализма, бюрократии стало гораздо больше. Я имею право так говорить как первый руководитель Аппарата НОСТРОЙ.

Поэтому обратную связь, веру строительных компаний в то, что они через СРО и НОСТРОЙ могут повлиять на дела в отрасли, нужно восстанавливать. Как нужно восстанавливать и альтернативные выборы президента НОСТРОЙ, чтобы несколько человек представляли свои программы дальнейшего развития Нацобъединения, системы саморегулирования и строительной отрасли в целом. Сейчас этой конкуренции нет, и поэтому статус президента, которого выбирают на безальтернативной основе, искусственно занижен. Хотя и действующий президент вполне мог успешно конкурировать со своими коллегами, да и два предыдущих — тоже. Это тоже изъян, который снижает эффективность системы СРО и лишает веры в нее компаний — членов СРО.

— Какие задачи вы бы поставили перед НОСТРОем и СРО на ближайшие пять лет?

— Сейчас отношения органов государственной власти к НОСТРОю и к системе СРО одно из благоприятнейших. И этот ресурс доверия со стороны власти нужно использовать в интересах рядовых компаний, постараться обеспечить систему трансляции мнений представителей отрасли снизу наверх, чтобы у профильного министра и вице-премьера был сформирован актуальный свод проблем, а также пути их решения. Вот этого сейчас не хватает. Поэтому я надеюсь, что в ближайшие пять лет система управления НОСТРОем, определение его приоритетов, первоочередных задач и даже распределение бюджета претерпит существенную  оптимизацию. То же самое можно сказать и о СРО.

После этого вера и в СРО, и в НОСТРОЙ  вернется как со стороны строителей, так и со стороны наиболее уважаемых отраслевых чиновников. Тогда и будет выстроен баланс интересов.

Елена Медынцева
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here